Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Задачка для техномага
Глава 4

Когда вечером пятницы я вышла из ванной комнаты и увидела Ника, сидящего на полу, честно говоря, даже не удивилась. Традиция, кардан ему в форсунку!

И стоило мне встретиться взглядом с зелеными глазами, как мое с трудом обретенное спокойствие моментально дало трещину. Сердце забилось быстрее, дышать стало трудно, а горло словно сжали невидимой ладонью. Меня захлестнула такая паника, что и описать трудно. Я перепугалась, что не смогу взять себя в руки, а потом… Поступила очень трусливо и даже по-детски. Сделала шаг назад и быстро заперлась в ванной комнате.

И, конечно же, глупо было рассчитывать, что на этом все закончится. Совсем скоро в дверь тихо постучали, а затем я услышала:

– Глория, что за ребячество. Открывай. Нам надо поговорить.

Нет, нет, нет! Ни за что! Я, не осознавая, что Ник этого не увидит, замотала головой. Не хочу ничего слышать! Я только в себя пришла! Только все решила и вернулась в свое привычное состояние. И опять все по новой? Не хочу!

Метнулась к ванне и рывком открыла оба крана, надеясь, что вода заглушит голос Ника. А потом села на пол и зажала уши ладонями.

Уйди, Ник, прошу тебя! Я не готова, совсем не готова с тобой разговаривать! Тем более в такой интимной обстановке!

Трудно сказать, сколько я просидела рядом с наполнявшейся ванной. Опомнилась лишь когда вода полилась через верх.

Торопливо вскочив, я быстро закрутила оба крана, а затем осторожно выглянула из-за двери. К моему облегчению, Ника в комнате уже не было. Зато на кровати обнаружился лист с коротким посланием:

«Хочешь ты того или нет, но поговорить надо. Ну же, Глория, с каких это пор ты такая трусиха? Спряталась от меня в ванной… Слов нет, в каком я шоке. Я приду завтра, так что настройся. P.S.: И в следующий раз дважды подумай перед тем, как лезть к сильно пьяному некроманту».

– Что?! – прошипела я, моментально разозлившись, и мстительно скомкала листок. – Сам упился, а потом проехался по мне, словно гусеничной самоходкой! Да еще и побольнее уязвить старался, морда некромантская! А теперь еще и я виновата, что к тебе, страдающему, полезла?! Ну ты… поршень ржавый, Ник!

Мало того – кажется, их милость граф Кайндорф созрели, чтобы помириться. И что-то мне подсказывало, что в конце концов окажется – виновата во всем только я, а он мне великодушно все прощает.

А вот шарик тебе от подшипника! Больше ты в мою комнату просто так не попадешь. Ну а вне ее стен… Попробуй заставь меня тебя выслушать.

Я быстро оделась и решительно потопала к Улли.

– Ой, Глори, а ты что такая злая? – испуганно спросил дух, когда я появилась в его зале.

– Да так, придурок один дос-с-стал, – рыкнула я и, глубоко вдохнув, уже более спокойно спросила: – Улли, ты Нику дал возможность перемещаться в мою комнату?

– Ну да, – осторожно ответил мальчишка, опасливо отлетая от меня на несколько шагов. – А что?

– Забери, – коротко сказала я. – И больше не давай. Я не хочу, чтобы Ник ко мне, как к себе домой, ходил.

– Вы что, поссорились? – насупился Улли, а потом молитвенно сложил ладошки. – Глорь, не обижайся на него, он…

– Улли, я не хочу о нем слышать, – нетерпеливо перебила я и устало добавила: – Будь другом, а?

Он некоторое время молча смотрел в пол, а затем тихо проговорил:

– Ты ставишь меня в неудобное положение.

Я, конечно, понимала, что бессовестно давлю на маленького хранителя, но виноватой себя не ощущала. Пусть Ник от вины мучается! Имею я право на личную территорию или нет?! А то лазают все, кому не лень…

– Улли, солнце, послушай, – я взяла его за руку, – это Ник ставит меня в неудобное положение. Он уже несколько раз приходил ко мне, когда я была… ну… не совсем одета. Я уже боюсь из ванной выходить.

– Но ведь ты не поэтому хочешь запретить ему перемещаться в свою комнату, – заметил он, все так же не отрывая глаз от пола.

– Скорее, и поэтому тоже, – не согласилась я, а потом твердо произнесла: – Улли, пойми… Сейчас любой наш с Ником разговор закончится скандалом. Я на него очень зла. Может быть, позже остыну, и тогда можно будет все выяснить.

Я, конечно, кривила душой, так как ничего выяснять с этим невозможным некромантом не собиралась. Но маленькому духу совсем не обязательно это знать, не так ли?

– Ладно, – нехотя, но согласился Улли. – В конце концов, это ведь твоя комната. И тебе решать, кому в нее можно без стука, а кому – нельзя.

Я так обрадовалась, что даже полезла к нему обниматься. А он и не возражал. Когда это Улли от человеческого тепла отказывался?

На следующий день утром Ник уже стучал в дверь моей комнаты, но я сделала вид, что никого нет. А потом трусливо сбежала к родителям в гости. Лучше уж как и на прошлой неделе выслушать тонны претензий к поведению, чем опять погрязнуть в трясине с именем Ник Кайндорф.

Марк, который, глядя на мое поведение, даже веселиться устал, в воскресенье вечером притащил ко мне Хенрима. Чтобы тот, так сказать, поработал по специальности. Или Хен сам пришел, захватив Марка как группу поддержки, точно не знаю.

Брат Фиры внимательно выслушал мои сбивчивые объяснения по поводу несовместимости личной жизни и учебы. А после сплюнул и заявил, что кое-какому некроманту нельзя пить, если в округе есть представительницы прекрасного пола. Ну а после язвительно добавил, что я не лучше. Да и вообще, некоторых девочек надо лет в пятнадцать принудительно погружать в романтические отношения, чтобы потом не творили подобного. Ну а затем прямо сказал, что я веду себя не просто как трусиха, а как самая настоящая малолетка на пике полового созревания. Я закономерно обиделась на подобные сравнения. Нет, по существу полуэльф был прав, но… Зачем так грубо?!

Так что я выперла его из комнаты, процедив, что такой помощи мне не надо.

– А ты чего хохочешь? – злобно зыркнула я на веселящегося друга.

Тот, кстати, сидел на полу, на любимом месте Ника. Словно нарочно!

– Это я от недоумения, – ласково улыбнулся он. – Ты ведь всегда такая разумная, выдержанная, спокойная… А сейчас словно с цепи сорвалась. Я вот даже задаюсь вопросом, не подменили ли тебя за то время, что ты была с Ником в убежище?

– Я тебе сейчас нос разобью, – спокойно пригрозила я, уперев руки в бока. – Что за бред, Марк?

– Бред не бред, но действительно, прекращай вести себя как трусливая истеричка, – жестко припечатал он. – Что вообще случилось между вами, раз ты докатилась до такого?

Я судорожно вздохнула, едва удержавшись от потока брани. В самом деле, он же не знает о той безобразной сцене… Я никому не говорила, как именно мы с Ником поругались. Просто констатировала факт, и все. Он был пьян, я попала под руку, все закончилось скандалом.

– Ладно. – Я села напротив Марка. – Расскажу тебе…

А дальше в красках пересказала все, что случилось в тот день.

Друг слушал внимательно, не перебивал, ничего не спрашивал. У него даже выражение лица ни разу не поменялось. А когда я замолчала, он вдруг удрученно покачал головой, а затем отвесил мне подзатыльник.

– Эй, за что?! – возмутилась я, опасливо отсаживаясь подальше.

– Глори, сестренка моя, – вкрадчиво проговорил Марк, подавшись вперед, – у тебя что, как включилась любовь, мозги окончательно отключились? Чем, радость моя, ты думала, когда полезла с душеспасительными разговорами к пьяному некроманту?!

Я виновато потупила глаза. Да, моя вина. Даже спорить не буду. По-хорошему, я должна была уйти из комнаты Ника, как только увидела, что он пьян. Но… кажется, я все равно не до конца осознала тот факт, что он – некромант. Ничем иным я свою ошибку объяснить не могу.

– Ты хоть понимаешь, что еще легко отделалась? – тихо спросил друг. – У Ника очень высокий критический уровень. Но не бесконечный. И несколько дней пьянства, руку на отсечение даю, приблизили Ника к нему очень сильно. Ты могла умереть, даже не успев открыть рот.

– И что ты предлагаешь? – Я посмотрела прямо ему в глаза. – Великодушно все простить и спустить в топку свою учебу? Марк, я только пришла в себя. Только настроилась на учебный процесс. Если я сейчас опять начну решать дела с Ником, боюсь, сессию я завалю. Молчу уже о том, что гранд-техник меня точно выгонит со своего курса.

– Я понимаю, что тебя тревожит, – сочувственно вздохнул друг. – Но пойми и ты, долго бегать от Ника не сможешь. Тем более что он – наш преподаватель. А сам он хочет с тобой помириться, это точные сведения. Хен рассказывал, что Ник жаловался на тебя вчера вечером Белинде. И даже спрашивал ее совета.

– Что?! – Я нервно хихикнула. – То есть… этот уникум пытался расспросить бывшую девушку, как ему вести себя с… эм… новой избранницей? Он нормальный вообще?

– Не поверишь, Бель ему сказала то же самое, – ухмыльнулся Марк и махнул рукой. – Но не в этом дело. Как я уже говорил, раз Ник заинтересован в том, чтобы наладить с тобой отношения, долго бегать ты от него не сможешь. Более того, я уверен, что чем дольше ты будешь уходить от этого разговора, тем больше вероятность того, что ты все-таки завалишь сессию. Так как все твои мысли будет занимать, каким образом не дать Нику подобраться ближе.

Нехотя, но я все же признала, что друг прав. Действительно, есть вероятность, и большая, что, в конце концов, я просто не смогу думать ни о чем, кроме того, как сегодня сбежать от Ника. Значит, разговор неизбежен…

– Ты по всем пунктам прав, но есть одно «но», – устало выдохнула я. – Сейчас я просто не могу с ним разговаривать. Не могу, и все. – Марк явно хотел что-то возразить, но я замахала руками: – Не спорь! У меня за две недели было два нервных срыва! И есть предчувствие, что после разговора с Ником нарисуется третий!

Марк ничего не ответил, лишь задумчиво кусал губы. А потом тихо, словно самому себе, сказал:

– Помнится, одна из моих бывших говорила, что ничто так благотворно не влияет на женскую нервную систему, как маленькая женская же месть.

Смысл этого высказывания я не поняла, о чем и сообщила другу.

– Все просто, Глори, – улыбнулся он. – Скорее всего, если ты каким-то образом выместишь зло на Нике, тебе станет намного лучше. Не хочешь попробовать?

– Мм-м… – я растерянно заморгала, – ничего себе способ… Марки, – хитро сощурилась, – а не жалко тебе кумира? А то как возьму твой совет на вооружение… А ведь характер у меня чуть ли не эталонно некромантский.

– Кумира жалко, но он мужчина крепкий, выдержит, – ухмыльнулся друг. – А вот подругу жальче. Она у меня девушка хрупкая и нежная. И одна-единственная, – и многозначительно подмигнул.

– Вот сейчас кто-то за хрупкую и нежную огре-е-ебе-е-ет! – пропела я, шутливо замахиваясь.

– Пощади меня, о великая техномагичка! – театрально возопил этот оболтус и бухнулся мне в ноги. – Раб твой смиренно на тебя… – и резко дернул за ноги, от чего я завалилась на бок. А потом сел сверху, прижав к полу: – Ага, попалась! Молись, презренная, расплата близко! – и принялся меня щекотать.

В общем, некоторое время мы весело мутузили друг друга, да и вообще дурачились, словно нам опять лет по десять. И, честно говоря, мне стало намного лучше.

Все же, как ни крути, мне очень повезло, что у меня есть такой друг, как Марк!

На то, чтобы обдумать идею насчет «выместить зло на Нике», у меня было достаточно времени. Потому к боевке, где мне предстояло встретиться с ним лицом к лицу, я была в нужном настроении и состоянии.

Ну, Ники… Ты еще пожалеешь, что посмел вот так себя вести. Клянусь своими очками, вообще пить заречешься!

Так что к тренировочному залу я дошла в самом зловредном настроении. С четким мстительным желанием отыграться за все свои слезы и нервы. И еще посмотрим, кто кого!

На пару я опоздала. Умышленно. Чтобы Ник не вздумал попытаться поймать меня для разговора. Марку, как верному другу и соучастнику, пришлось составить мне компанию. Потому на боевку мы ввалились как раз во время построения. На нас сразу же скрестились разные по эмоциональной окраске взгляды. Ну еще бы… Я же считаюсь невестой преподавателя! Ставлю свой любимый гаечный ключ, большинство сейчас недоумевает, когда мы успели.

– Прошу прощения. – Я мило улыбнулась хмурому Нику, который теперь даже не пытался маскироваться, так что светил и белыми волосами, и татуировками на костяшках, и злорадно отметила, как его перекосило – чует, поршень ржавый, что подобное не к добру! – Нас немного задержали дела.

– Становитесь в строй, – скупо отозвался он, и по его взгляду я поняла, что прорываться с боевки мне придется, простите за тавтологию, с боем.

Ну-ну. Это мы еще посмотрим.

– Еще раз для опоздавших. – Кайндорф выразительно посмотрел на нас с Марком. – В связи с тем, что на меня свалился курс, который вел Фергюс Эйровен, у нас появилось несовпадение в расписании. Во втором семестре его уберут, а в этом боевку я буду вести только по понедельникам. В среду, так же как и последние несколько недель, вас будет тренировать Шэйн Даверлин. Вопросы есть?

– А как нам вас называть? – немедленно выступил вперед один из стихийников. – Вам же вернули все звания… Магистр Кайндорф?

– Ник и на «вы» – этого будет достаточно, – отозвался тот и поморщился. – Весь этот официоз я не люблю. Потому ничего менять не будем.

А вот и пришла пора для моего выхода на подмостки. Самое время!

– Мне кажется, в официозе есть своя прелесть, магистр Кайндорф, – мило улыбаясь, громко сказала я. – Есть возможность выразить… отношение к человеку.

Ник судорожно вздохнул и, сощурившись, медленно проговорил:

– А мне кажется, подобное перебор. К тому же, – он хищно улыбнулся, мол, в эти игры можно играть вдвоем, – моя невеста имеет полное право называть меня просто по имени.

Да ты что?! Как ты запел, кардан тебе в форсунку! Ой, что-то мне подсказывает, что боевки сегодня все-таки не будет. Я прямо-таки предчувствую сорванную пару!

Я постаралась придать своему лицу возвышенное выражение, после чего, приложив ладони к груди, пафосно заявила:

– Ну что вы, как я могу! Вы же такой… такой… – и с придыханием, с придыха-а-анием! И не отвлекаться на то, что Ник скрипит зубами, а в его платиновых волосах появились зеленые искры. – Разве могу я вот так запросто? – печально вопросила я, продолжая свой спектакль для всех желающих. – Нет, нет, я недостойна. Просто маленькая избалованная девчонка, привыкшая, что все в жизни так, как мне хочется, – мстительно процитировала его же слова, с удовольствием отметив, как он стиснул кулаки и едва сдерживается, чтобы не заорать. – Я бы, вообще, с удовольствием говорила «мой лорд», но, увы, в Ульгрейме это запрещено, – с показной грустью закончила я свой монолог.

Занавес.

Ну и где мои аплодисменты? Впрочем, судя по шокированным лицам одногруппников, мой спектакль удался. Даже Марк от изумления рот приоткрыл – лучшее подтверждение моего успеха у публики.

Что касается самого Ника… Я могла собой гордиться. Смотрела на зеленоватые искры, которые пробегали по его волосам, и осознавала, что задачу свою я выполнила. Достала его, и конкретно. Немигающий взгляд, крепко стиснутые губы и обещание неприятностей в изумрудных глазах должны были напугать меня, но… Я ощущала странное удовлетворение и азарт.

Святые шестеренки, а ведь правду когда-то говорил Марк – некромантские привычки заразны! Потому что никогда раньше я не испытывала такого удовлетворения от того, что сумела кого-то довести до ручки. Так что дело совсем не в том, что я подобным образом платила Нику за обиду. Хотя, нет, и это тоже. Но по большей части в этих препирательствах меня заводил сам процесс.

– Все вышли вон! – вдруг рыкнул Ник. – На выход, быстро! Пары не будет!

Спорить с некромантом на грани срыва никому не хотелось. И мне в том числе. Потому группа в полном составе устремилась к дверям. Причем только Марк смотрел на меня сочувственно, взгляды остальных ребят были довольно-таки злобными.

– Куда собралась, неве-с-ста! – шипение над ухом, и на запястье сомкнулись твердые пальцы.

Я вздрогнула и, не дав себе толком перепугаться, невинно посмотрела на разъяренного Ника:

– Да, магистр Кайндорф, вы что-то хотели?

И с мстительным удовольствием отметила, как его опять перекосило.

Так тебе, шланг штопаный! Ты мне тогда сам сказал, что мы друг другу никто! Разгребай теперь последствия своей пламенной речи! И нечего на пьяную неадекватность все списывать!

– Зараза бессердечная! – рявкнул он и рывком закрыл дверь, предварительно вытолкнув в коридор Марка, который никак не мог понять, что ему делать в данной ситуации.

– Это я зараза бессердечная?! – процедила я, не выдержав. – Вы же сами настоятельно рекомендовали держаться подальше и не путаться под ногами. Я всего лишь выполняю вашу волю, мой лорд! Дистанцируюсь, как могу!

Нет, ну вы посмотрите на него! Он издевается, что ли?! Мало того что сам меня обидел, да не просто, а с выдумкой, пытаясь задеть побольнее, так еще я и виновата осталась! Вот что бы мне там Марк ни говорил, а решение не иметь личных дел с этим некромантом было очень верным!

– Да ты мне даже объясниться не даешь! – заорал Ник, ничуть не заботясь о том, что в коридоре все слышно.

– Ты мне прекрасно все уже объяснил. – Я гордо вскинула голову. – Спасибо, мне хватило. Так что если ты, мой пока еще жених, не возражаешь, я, пожалуй, пойду к остальным. Выслушивать оскорбления по второму кругу у меня нет никакого желания.

Я, конечно, понимала, что Ник вряд ли собирается опять рассказывать мне, какая я бестолочь и как ему не повезло встретить меня на своем пути. Но буду откровенной, извинения слышать я тоже не хотела. Особенно сейчас. Ведь никто мне не даст гарантии, что его больше не сорвет подобным образом, не так ли? А я не хочу вместо учебы в очередной раз ломать голову, какая муха сегодня покусала нашего лучшего некроманта. Становиться девочкой для битья не по мне. Покорнейше благодарю.

Ник вдруг выругался так грязно, что я изумленно распахнула глаза и даже не удержалась от восхищенного оха. А потом смерил меня тяжелым взглядом и… резко махнул сжатым кулаком в сторону. Я, ошалев, смотрела как сгусток сырой некросилы отделился от руки Ника и со странным шипением врезался в стенку, проделав огромную дыру.

Судорожно сглотнув, я попятилась, опасливо наблюдая за разъяренным Кайндорфом.

Чтоб мне больше ни одного прибора не собрать, он же на грани! Глория, солнце, можешь собой гордиться! Подвела сильнейшего некроманта под критический уровень! Святые шестеренки, теперь, главное, самой бы не пострадать…

– Значит, так… – процедил Ник, не глядя в мою сторону. – Сейчас я слишком зол, но мы с тобой не закончили. Да, ситуация получилась неприятная, и я себя не оправдываю. Но все равно не понимаю, почему ты вдруг начала вести себя, как идиотка, на тебя это совершенно не похоже. Очень надеюсь, что в следующую нашу встречу мы оба будем во вменяемом состоянии и наконец-то все проясним.

Меня так и подмывало заявить, что нам не о чем разговаривать, но остатки инстинкта самосохранения во мне все еще были живы. Так что я лишь разумно промолчала.

Смерив меня непроницаемым взглядом, Ник открыл портал и, входя в него, крикнул:

– Бель, дай мне некромантского отвара. Эта зараза меня достала!

На миг меня обуяли сомнения. Неужели действительно перегнула палку? Но в следующий момент я решительно качнула головой. Нет, сам виноват. Нечего было городить ту чушь!

Так что гордо вскинула голову и вышла из зала.

И сразу попала под перекрестный огонь злых взглядов.

– Не ваше дело! – рявкнула я и выразительно на них посмотрела.

Марк закатил глаза, а затем, схватив меня за руку, потащил в сторону раздевалки.

– Слушай, тебе не кажется, что это… ну… как-то слишком? – осторожно спросил он, когда я переоделась и вышла.

– В самый раз, – буркнула я.

– Глорь… А может, сходишь к Белинде за каким-нибудь отварчиком? – еще осторожнее предложил он.

– Не могу, – ехидная усмешка вылезла на мои губы сама собой. – Она сейчас каким-нибудь отварчиком Ника пользует.

Марк содрогнулся и отошел на несколько шагов.

– Слушай, я теперь тебя сам боюсь.

– И правильно делаешь, – подмигнула ему я, постепенно возвращаясь в нормальное состояние. – Ибо, как выяснилось, в гневе я страшна!

– Главное, чтобы тебе теперь за этот гнев ответки не прилетело, – едва слышно пробормотал друг.

– А пусть только попробует, – воинственно сощурилась я. – Тогда ему на самом деле придется проклясть тот день, когда мы встретились.

Марк покачал головой, явно не одобряя моего поведения, но ничего говорить не стал. Может, считал, что я в своем праве, а может, решил, что повлиять на меня не сумеет. Но я была ему за это благодарна.

– Что сейчас делать будешь? – сменил тему он. – Мы с Хенримом и Алексом собирались в город, по лавкам пройтись. Не хочешь с нами? Можно Фиру еще позвать, если она уже свободна.

– Нет, я в библиотеку, – спокойно отозвалась я и покрутила кожаный браслет на левой руке. – У меня же над головой по-прежнему висит задание гранд-техника. Ну, то, которое про прибор для переноса духа. Да и, если честно, – я нервно хихикнула, – наш мозгоправ – совсем не тот, с кем мне хотелось бы сегодня пересекаться.

– Боишься, что докажет тебе твою неправоту по отношению к Нику? – понимающе кивнул Марк.

– Не-а. – Я ехидно оскалилась. – Боюсь, он меня достанет так, что я потом из чувства противоречия что-нибудь выкину.

– Это да, ты можешь, – рассмеялся Марк и махнул рукой. – Ну ладно. Удачи тебе с библиотекой, если понадобится помощь – обращайся.

– Обязательно, – улыбнулась я.

Наша библиотека, увы, ничем хорошим меня не порадовала. Та небольшая подборка книг в убежище Ника была на порядок лучше… Жаль, что мне туда уже хода нет. Да и на помощь самого Ника тоже больше рассчитывать не приходится. Нет, я подозреваю, что он не откажется… Но чтобы я его о чем-нибудь попросила? Да ни за что!

Так что я лишь тоскливо вздохнула, отдала библиотекарю книжки и потопала на выход.

Может, бабушку Кайри поспрашивать? Все же она учила самого Ника…

– О, а я тебя сегодня вспоминал! – раздался над ухом радостный голос. – Думал даже в гости зайти.

Я медленно подняла голову и встретилась взглядом с одним голубоглазым блондином.

Авирен.

Ах да, чертежи Волтера Оревдайра… Я же обещала недели две подумать, но с последними событиями совсем вылетело из головы.

– Ты насчет недоделанных схем? – деловито уточнила я и, получив утвердительный кивок, сказала: – Хорошо, я их посмотрю. Только еще раз предупреждаю: ничего обещать не буду, я всего лишь студентка, да еще и первокурсница.

– Я же говорил, что мой знакомый все это понимает, – немного раздраженно отозвался сын нашего мэра.

– Мало ли, – я пожала плечами, а затем уточнила: – Вы мне копии дадите на несколько дней?

– Почему бы и нет, – равнодушно ответил Авирен. – Завтра после пар занесу. Ты будешь в комнате?

– Нет. – Я качнула головой. – У меня консультация по спецкурсу, – безбожно соврала я, намереваясь, не откладывая дело в дальний ящик, пойти с полученными бумагами к ба. – Давай после второй пары встретимся у фонтана, я как раз на ишварати буду идти.

– Договорились, – улыбнулся он, как мне показалось, облегченно.

После чего торопливо попрощался и ушел.

Я посмотрела ему вслед и, не удержавшись, ухмыльнулась.

Вот же поршень ржавый, чтоб ему аварийный клапан сорвало. Теперь, когда окончательно стало понятно, что ничего со мной ему не светит, даже вежливость перестал изображать.

Немного постояв у выхода из библиотеки, раскачиваясь с носка на пятку, я решительно опустила на глаза очки и вызвала ба. И договорилась, что зайду к ней завтра вечером. Посмотрим, что скажет она по поводу тех схем…

Ну а после с чувством выполненного долга отправилась в комнату.

Интересно, а Марк уже вернулся? Хорошо бы…

Я открыла дверь в гостиную и… замерла на пороге.

– Надо же, какие люди, – хмыкнула я и все-таки вошла. – Ты что здесь делаешь? Я вообще-то на тебя обиделась.

– Знаешь, мелкая, у нас говорят, что на обиженных воду возят, – беззаботно отозвался Хенрим, который развалился на нашем диване, как на своем собственном.

Я хмыкнула и, подтянув стул, села напротив.

– Чем обязана? – светским тоном поинтересовалась я.

– Да вот проходил мимо и решил послушать из первых уст, как ты перед студентами довела Ника до белого каления, – все так же улыбаясь на все тридцать два, пропел полуэльф. – Да ты талант, детка!

– Если ты пришел меня пристыдить, то сразу скажу, что это безнадежная затея, – непочтительно фыркнула я. – Я считала, считаю и буду считать, что сегодняшнее – лишь малая часть того, что он заслужил. Пусть готовится, – промурлыкала я мстительно.

– А ты страшный человек, малышка, – цокнул языком брат Фиры и как-то устало провел по стриженой части головы. – Но зря ты… Он сам жалеет, что так получилось. И очень расстроен, что забыл закрыть дверь, чтобы ты к нему не зашла. Глядишь, сейчас все по-другому было бы.

– Да ты что? – не впечатлилась я. – И что, мне следует разрыдаться, умилиться и кинуться ему на шею? Перебьется.

– А просто поговорить?

– А не хочу я с ним говорить, – непримиримо рыкнула я. – Все, наговорились уже.

– Но ты же не знаешь, почему он напился, – вкрадчиво произнес Хен. – И что именно послужило причиной того, что он высказал тебе то, чего на самом деле не думает.

Святые шестеренки… Вот же… мозгоправ! Как складно поет, я прямо заслушалась и даже прониклась. Хорошо, что я настолько упряма. Меня не так просто склонить к какому-либо мнению, если я активно сопротивляюсь.

– Мне неинтересно, – выдала я совершеннейшую неправду и гордо вскинула голову.

– И это бред сивой кобылы, – раскусил меня этот гад. – Интересно, еще и как. Я по глазам вижу. Поговори с Ником, Глори, – а потом шутливо добавил: – Не жалеешь его – нас пожалей. Шэйн плюется, что, глядя на его несчастную рожу, даже рука не поднимается врезать. А ведь грозился руки-ноги ему поломать за то, что не доверял и столько времени за нос водил. Я уже о Бель молчу, которая сегодня извела на него месячный запас некромантских отваров, а на себя – недельных успокоительных.

Что-то мне эта ситуация напоминает… Очень и очень. И даже знаю что. Как меня всем коллективом уговаривали Лиару простить. Только сейчас место Ника занял Хенрим. И это еще хорошо, что ба не в курсе! Потому что с нее сталось бы притащить нас с этим противным некромантом в одно помещение и закрыть на несколько часов. В ее стиле идейка…

Короче, я разозлилась. Достали манипулировать! А вот не буду с Ником разговаривать, и точка! Из чувства противоречия! Ну и для собственного спокойствия…

– Все с тобой ясно, – мило улыбнулась я Хену и поднялась. – Спасибо, что зашел. Будешь проходить в следующий раз мимо – проходи.

И, больше не глядя в его сторону, пошла в спальню.

– Фергюс Эйровен.

Я замерла, а затем резко повернулась:

– Что, прости?

Хенрим спокойно и серьезно смотрел на меня.

– Он – один из тех немногих людей, чье предательство может довести Ника до срыва, – тихо проговорил он. – Что, собственно, и произошло.

– Что-то я не заметила, что они с Ником были так близки, – фыркнула я недоверчиво.

– Не с Ником, – качнул головой полуэльф. – С Гертвишем. А больше я тебе ничего не скажу, упрямица. – Он рывком поднялся. – Будь человеком, поговори с ним.

Хен ушел, а я еще некоторое время стояла на месте, бездумно пялясь на диван.

В принципе, сходится. Именно после того, как ба сообщила Нику, кто его сдал, у него в волосах появились первые зеленые искры.

Видимо, действительно придется поговорить. Хотя бы ради того, чтобы выяснить все раз и навсегда. Но… не сейчас. Слишком мне неспокойно рядом с Ником, слишком неуверенно я себя чувствую. Если не справлюсь с собой, буду уязвима. А зная этого некроманта… он не преминет воспользоваться моей слабостью, чтобы склонить к нужному ему решению. Нет уж, мне нельзя поддаваться. Значит, еще некоторое время придется его избегать.

На следующий день, как и договаривались, после второй пары я встретилась с Авиреном. Он передал мне пухлую папку с чертежами. От вопросов по поводу оплаты я ушла, заявив, что все разговоры будут, когда посмотрю. Ну и предложила встретиться на этом же месте, в это же время, только через два дня.

Честно говоря, саму папку я так и не открыла. Сначала спешила на пару по ишварати, затем бежала уже к бабуле. У нее, несмотря на то что сама ба освободилась только через полчаса, тоже посмотреть не получилось, потому что в гостиной обнаружился гранд-техник. Так что уже бабуле пришлось подождать, пока мы с эльфом обсудим мои наработки по прибору для переноса духов.

И только после этого я коротко пересказала присутствующим интересное предложение, которое мне сделал сын мэра, а также мои неясные подозрения на этот счет. Ну и отдала старшим папку, так и не посмотрев содержимое.

Ба и гранд-техник некоторое время молча смотрели листы. Потом переглянулись, показали что-то друг другу на чертежах, синхронно кивнули и опять принялись просматривать листы.

– Вы бы хоть комментировали, – недовольно проворчала я. – Или хоть один чертеж дали…

– Да пожалуйста! – сверкнула странной улыбкой бабуля и сунула мне в руки один из листов. – Только вслух, моя девочка, вслух!

Я недоуменно посмотрела на явно довольную ба и, пожав плечами, углубилась в чтение. И с каждым разобранным знаком и символом мои брови поднимались все выше и выше, пока это было возможно.

– Что за бред! – наконец, не выдержав, фыркнула я. – Это точно чертежи Волтера? Может, Авирен с этим его знакомым подделку мне подсунули? Здесь же ошибка на ошибке!

Старшие переглянулись, как мне показалось, торжествующе.

– Это точно чертежи Волтера, – усмехнулся Аллири Иллирен. – Глянь, в углу его фирменный вензель. И это не подделка, гарантирую. Что касается ошибок… чтобы понять, что это именно ошибки, а не особенности плетений, надо быть либо эльфом…

– Либо одной из нас, Гайка, – широко улыбнулась ба. – Волтер, делая эти чертежи, явно рассчитывал, что однажды они попадут мне в руки. Догадываешься, что это значит, внуча?

От внезапно пришедшего ответа я ощутила, как кружится голова, а в горле становится совсем сухо, а потому сумела ответить только ополовинив стакан с водой.

– Быть того не может… – пробормотала я, судорожно вцепившись пальцами в подлокотник диванчика. – Волтер жив! И он явно в беде!

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий