Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Задачка для техномага
Глава 2

Выпытать, что же такое задумал Ник, не удалось ни за ужином, ни за завтраком. Он лишь многозначительно усмехался и повторял, что мне понравится. Я, откровенно говоря, начала уже злиться, когда ближе к обеду мне преподнесли три коробки – одну огромную и две поменьше – и скомандовали переодеться.

Я так удивилась, что даже прокомментировать не смогла. Лишь послушно развернулась и пошла в комнату. А там дрожащими почему-то пальцами откинула крышку. И замерла, не в силах поверить своим глазам. А потом потрясенно выдохнула и с энтузиазмом принялась рыться в коробке.

Святые шестеренки, не может бы-ы-ыть! Ну, Ник, ну… угодил!

Я говорила, что терпеть не могу платья? Покривила душой. Были такие, которые мне нравились. Но… В Содружестве подобные не носят. Считают вызывающими и слишком неприличными. Зато такой стиль обожали дамы соседней страны. Угадайте с одного раза, какой именно.

Выбираясь в свет из своих мастерских, эльфийки-техномаги надевали наряды, по фасону схожие с тем, что лежал в коробке.

И я, не медля ни минуты, принялась облачаться.

Выбранный Ником комплект состоял из белоснежной блузы и черного короткого платья. Блуза застегивалась на горле несколькими блестящими темными пуговицами, но при этом строгой и целомудренной отнюдь не выглядела. Исключительно благодаря вырезу, который полоской шел от наглухо закрытой шеи почти до ложбинки. Так сказать, легкий намек, ничего более. Что касается платья, то оно, по большому счету, представляло собой сшитые вместе ажурный корсет на крючках и пышную многослойную юбку. И действительно было коротким, я подобные никогда не носила. Даже колени не прикрывало. Но, покрутившись перед зеркалом, я решила, что мне нравится. И даже очень.

Подмигнув своему отражению, я достала из второй коробки сапоги на среднем каблуке и широкий пояс под цвет платья, а из третьей – ну просто изумительную вещь – черный цилиндр.

Надев все, я еще раз покрутилась перед зеркалом, получая непривычное удовольствие от подобного занятия. Потом хитро прищурилась и натянула на цилиндр свои бессменные очки. После чего удовлетворенно кивнула.

То, что надо.

А теперь стоит показаться Нику. И посмотреть на реакцию.

Он нашелся на кухне. Стоял рядом с окном и задумчиво глядел вдаль. Я негромко кашлянула, чтобы привлечь внимание, и едва не поперхнулась вздохом, когда тяжелый немигающий взгляд медленно заскользил по моему телу.

– И как осмотр? – раздраженно спросила я, ощущая себя крайне неловко.

– Очень даже… – пробормотал Ник, рассматривая мои ноги. А потом посмотрел мне в глаза и тепло улыбнулся: – Тебе невероятно идет. Нет, я догадывался, что так будет… Но действительность превзошла все ожидания. Ты должна была родиться эльфийкой, Шан.

Я ощутила, как краснею, и отвела взгляд:

– Спасибо…

Кайндорф подошел ко мне вплотную и церемонно поклонился:

– Леди, позвольте пригласить вас на прогулку.

Я неожиданно развеселилась. Неловкость прошла, словно ее и не было, потому я сделала книксен и положила руку на предложенный локоть:

– С превеликим удовольствием, лорд.

Вихрь портала закружил вокруг нас, и в следующий момент… Я не завизжала от восторга только потому, что визжать-то и не умею.

Гладкая мостовая под ногами, грохот железной дороги над головой. Вдалеке высятся огромные трубы, из которых вьется легкий дымок, истончаясь быстрее, чем успеет загрязнить небо. Вокруг – высокие, словно башни, дома. Мимо пронеслась скоростная самоходная повозка, а высоко в небе медленно летел дирижабль.

– Ни-и-ик! – с восторгом выдохнула я, вертя головой. – Это же Корант, да? Это он?!

– Да, это столица эльфов, – лукаво улыбнулся он и насмешливо спросил: – Сойдет, как место для прогулки?

– Коне-е-ечно-о-о! – Я была настолько счастлива, что шпильку проигнорировала. – Но… как? – встрепенулась и непонимающе посмотрела на него. – У меня же нет разрешения на посещение Лиррвирена! Почему портал меня пропустил? Впрочем… – я махнула рукой, не дав Нику ответить. – Я так понимаю, оно было получено в ходе подготовки, да?

– Совершенно верно, – склонил голову Ник, а затем будничным тоном поинтересовался: – Ну что, идем к первому пункту в списке сегодняшних развлечений?

– Куда? – немедленно заинтересовалась я.

– Увидишь, нетерпеливая какая, – и не думал просвещать меня этот противный некромант.

Впрочем, я была слишком счастлива, чтобы обращать внимание на подобное. Даже не верится, я в Лиррвирене! Мечта детства сбылась…

Ник поймал самоходную повозку, которая привезла нас к зажатому меж двух жилых домов магазинчику под загадочной вывеской «Очумелые ручки». Витрины как таковой у него не было, потому мне оставалось лишь гадать, на что именно намекало подобное название. Хотя в неведении я оставалась недолго. Кайндорф любезно открыл передо мной дверь, и я… попала в сказку.

Внутри магазинчик оказался намного больше, чем виделось с улицы. Длинные полки и стеллажи уходили в глубь торгового зала. И буквально ломились от всего, что могло понадобиться техномагу. Инструменты, запчасти, заготовки и готовые приборы, необходимые в работе, – все было здесь.

Я восхищенно охнула и, совершенно забыв о своем спутнике, помчалась вперед, к манящим меня полкам. Краем уха я услышала тихий смех, но даже и не подумала отвлечься.

А-а-а, святые шестеренки, я отсюда не уйду! Я останусь здесь жить, и никакая сила меня не утащит! Сколько здесь…

Я дрожащими пальцами перебирала сокровища, не в силах решить, чего хочу больше. Когда я смотрела на россыпь заготовок, в моей голове рождались десятки идей, как и куда применить это богатство. Вот если соединить вот эти две и добавить вращающийся механизм, тогда получится…

– Я даже немного жалею, что привел тебя сюда, – обжег ухо шепот, возвращая меня в реальность.

Встрепенулась и виновато посмотрела на Ника:

– Прости, увлеклась. Но здесь столько всего!.. – Я восхищенно завертела головой, а потом с сожалением добавила: – Жаль, у нас подобных магазинов нет.

– Будут, – добродушно улыбнулся продавец – пожилой эльф в длинном сюртуке. – Вы ищете детали для какого-то конкретного прибора, юная леди?

Я с досадой вздохнула. Да если бы! Было бы намного проще не потеряться в этом великолепном разнообразии.

– Шан, тебе же скучно, – шепнул на ухо Ник. – Подумай, над чем ты можешь поработать без мастерской и с минимумом материалов.

Он, конечно, был прав. Но как же я могу это забрать, а вот то – нет?! Это просто выше моих сил!

Кое-как взяв себя в руки, я прикинула примерный список покупок и погрузилась в разговор с продавцом. Наверное, Нику было не особо интересно в этот час, пока я пыталась одновременно и выбрать нужные мне вещи, и не дать себе сцапать «Вот эту детальку, она тоже когда-нибудь пригодится». Но он сам виноват. Привел в этой рай для техномага, вот пусть и терпит.

Наконец я решила, что достаточно, и без раздумий расплатилась деньгами с выделенного мне бабулей счета.

– Все? – встрепенулся Ник, который все это время, зевая, листал какой-то журнал.

– Да, – устало выдохнула я.

– Прекрасно. Тогда я сейчас перенесу все это в убежище, и пойдем гулять дальше.

Откровенно говоря, гулять мне уже не хотелось. Чесались руки закопаться в покупки и погрузиться в любимое дело. Но я все-таки была девушкой справедливой и понимала, что это не очень-то честно по отношению к Нику. Потому я с тоской проводила взглядом ящики, исчезающие в портале, а затем улыбнулась некроманту:

– Что дальше по плану?

Он таинственно ухмыльнулся и отделался уже прилично раздражающим меня словом:

– Увидишь.

Впрочем, о раздражении я быстро забыла. Как и о том, что дома меня ждет гора покупок. Ник завладел моим вниманием целиком и полностью.

Мы гуляли по улицам Коранта, ловя на себе заинтересованные взгляды эльфов. Пили кофе с воздушными пирожными в небольшой кафешке. Обедали в трактире, оформленном в деревенском стиле. И разговаривали, разговаривали, разговаривали. И чем больше проходило времени, тем отчетливее я понимала, что если и не влюбилась, то весьма недалека от этого. А вот что думал по этому поводу сам Ник… Я так и не решилась спросить.

В тайное убежище мы вернулись глубокой ночью. Уставшие, но довольные.

А там нас ожидал своеобразный сюрприз – на кухне обнаружилась моя ба. Она окинула нас снисходительным взглядом, залпом допила чай и ехидно спросила:

– Ну и где вы шлялись, дети мои? Я к ним с новостями, а их и след простыл!

Я подметила тени, залегшие под глазами, суровую складку меж бровей и хриплый, словно сорванный голос. Кажется, бабуле пришлось очень и очень непросто.

– В Лиррвирене гуляли? – Она пристально осмотрела меня. – Тебе идет, Гайка.

– Спасибо, – сдержанно поблагодарила я и, сев напротив нее, с замиранием сердца проговорила: – Так что там?

– Действительно, – поддакнул Ник, присаживаясь на соседний со мной стул. – Что там в Орвисе?

Ба немного помолчала, напряженно рассматривая чашку в своих руках, а затем тихо сказала:

– Вообще, особо хороших известий я вам не принесла.

– Все так плохо? – ровным тоном произнес Ник.

– Да. – Ба посмотрела ему в глаза. – И очень. Но обо всем по порядку. Во-первых, никогда не поверишь, кто на тебя настучал.

– Даже мыслей нет, кто это мог быть.

– Фергюс Эйровен.

– Что?! – одновременно воскликнули мы с Кайндорфом.

– То, – скривилась бабуля. – Вы в курсе, что он племянник регента?

Мы синхронно кивнули.

– Вы хотите сказать, что регент действительно замазан убийством королевской четы и Фергюс тоже причастен? – медленно проговорил Ник.

– Я в этом уверена почти на сто процентов, – отозвалась бабуля, а затем недовольно скривилась: – Фергюса мы все недооценили. Я имела с ним… разговор. После того как он сам заявил, что выдал тебя страже. Пыталась узнать, как он тебя вычислил. Так должна вам сказать прямо – не похож был этот молодой хищник на всегда сдержанного преподавателя некромантии. Вслух он говорил всякие банальности, но в глазах читалось очень четко: «И вы, и я прекрасно знаем, что на самом деле происходит. Рискнете высказать претензии вслух?»

– Но как он узнал о Нике? – недоуменно спросила я и, сняв цилиндр, положила его на стол.

– По его словам – с твоей помощью, – ответила бабуля.

– Что за бред?! – воскликнула я.

– Он заявил, что слышал, как ты рассказывала о своей находке Улли.

– Быть того не может, – фыркнула я нервно, старательно не поворачиваясь к Нику, который подозрительно молчал. – Во-первых, Улли обезопасил зал от прослушивания, а во-вторых, никаких имен я не называла.

– Не называла, – согласно склонила голову она. – Он, кстати, посетовал, что ему пришлось напрячь мозги, чтобы сопоставить факты и вычислить Ника.

И в этот момент меня словно осенило. Картинки из прошлого встали перед глазами, будто бы это было вчера. Вот я в библиотеке изучаю все, что есть по Феолварту. И за этим меня застает Эйровен. А вот я в архиве, судорожно сжимаю метрику Ника, а Эйровен стоит напротив… Если он действительно слышал наш с Улли разговор, тогда сделать выводы можно было очень легко. А потом провернуть то же, что и мы с Марком – вызвать духа целителя, который принимал роды у графини Кайндорф. Короче… Я все-таки виновата.

– Но как он подслушал? – Я резко, до боли, прикусила губу и уперла взгляд в стол. – Улли же сказал, что обезопасил зал…

– Так, как и подменил твои сережки, – раздался ровный голос Ника.

Я резко повернулась и шокированно уставилась на него. И едва не вскрикнула от испуга – Ник был зол. Даже не так, он был в ярости. Спина неестественно ровная, пальцы судорожно сжаты, губы стиснуты в тонкую полоску, в платиновых волосах время от времени пробегают зеленые искры некросилы.

– Я склонна согласиться, – проговорила ба задумчиво. – У меня с Эйровеном получился почти двухчасовой разговор обо всем и ни о чем. Так вот помимо Ника, он много говорил о тебе, Глори. И при этом в его голосе было предвкушение, которое мне сразу не понравилось. Ах да, – спохватилась она, – если все закончится хорошо и вы вернетесь в Ульгрейм, запомните – для всех вы помолвлены. Так мы объяснили твой, Глори, поступок. Мол, любовь до гроба, дело молодое и все такое.

Ник молчал. Только зеленых искр в волосах стало больше.

– И кто в такое поверит? – скептически спросила я. – Все в Ульгрейме знают, что Ник встречался с Белиндой. Я-то тут при чем?

– Друзьям и твоей, Глори, маме спасибо скажите, – усмехнулась бабуля. – Но особенно – самой Бель, Шэйну и твоей, Гайка, соседке.

– Почему? – опешила я.

– Все они в один голос подтвердили, что вы действительно помолвлены. Твоя мать, Гайка, тоже в стороне не осталась. Еще и сказала, что ее дочь плохого мужчину не выбрала бы, потому в виновность Ника она не верит. А Лиара заявила, что не раз видела, как ты, Ник, приходил к Глори в гости. Мне кажется, что сделала она это назло папуле, который разве что из штанов не выпрыгивал от радости, что я попала в такое затруднительное положение. Но это неважно. Факт остается фактом. Бель и Шэйн тоже подтвердили вашу помолвку. И тоже высказали сомнения в правдивости обвинений. Хотя, думаю, ты, Ники еще выслушаешь от них много «приятного» в свой адрес. А еще они очень помогли своей искренней реакцией. Так как когда узнали, что Ник Кайндорф и Форендай Гертвиш – одно и то же лицо, Бель грохнулась в обморок, а Шэйн разразился такой руганью… В общем, сомнений в том, что они не были в курсе, ни у кого не осталось. Потому словам того же Марка они поверили охотнее. Конечно, пытались прижать Хенрима, который выдал себя, когда тряс Глорию у фонтана, но тут уже вмешались эльфы. Так что Хен отделался только высылкой из страны.

У меня, честно говоря, дар речи пропал. Целиком и полностью. Лиара… Не ожидала от нее такого! Домкрат мне на ногу, теперь я ей должна. Надеюсь, будет возможность отблагодарить ее хоть как-нибудь. Шэйн меня приятно порадовал. Уверена, он на Ника злится, но сдавать его не стал. А вот Бель тоже удивила. Узнать, что столько времени была девушкой одного из некромантов, которых ты боишься и терпеть не можешь, но все-таки, не задумываясь, встать на его сторону… Достойно уважения.

Мамуля, конечно, тоже отожгла. Ее вера в меня… приятно согревала, да. Впрочем, был еще вариант, что ма попросту обрадовалась моему наконец-то проснувшемуся интересу к мужчинам. Хотя, это уже я ехидничаю от усталости и нервов…

А еще я была рада, что друзья не пострадали. Ну, думаю, если бы было по-другому, бабуля бы рассказала.

– Что дальше? – хрипло спросил Ник. – Уходить в Лиррвирен и думать забыть о возвращении в Содружество?

– Не спеши ставить крест на своей жизни, мальчик, – погрозила ему пальцем ба. – В общем… регент со своей шайкой засветились по полной. Сомнений в том, что именно они стоят за убийством королевской четы, нет никаких. Вот только доказательств тоже нет.

– Вы знаете, где их взять? – в лоб спросил Кайндорф.

– Скажем так… – бабуля прикусила губу и отвела взгляд, – я надеюсь, что они там есть. На днях один человечек из доверенных влезет в дом регента. Нам остается только молиться, чтобы он что-нибудь нашел. Если нет… – она тяжело вздохнула, – тогда в Лиррвирен я уйду вместе с вами.

Воцарилось неловкое молчание. О чем думал Ник, не знаю. Его взгляд был отсутствующим, а в волосах мелькало столько искр, что я уже начала бояться. А что, если его сейчас сорвет? Пусть он и силен, но ведь некромант же…

Мне же впервые стало по-настоящему страшно. До перехваченного горла и ледяного пота вдоль позвоночника. Святые шестеренки, неужели все действительно закончится так плохо?!

– Когда будет точно известно? – вдруг тихо спросил Ник.

– Завтра-послезавтра, в крайнем случае – через неделю, – немедленно отозвалась бабуля. – Я свяжусь с вами.

– Хорошо, – резко кивнул он и поднялся. – Прошу меня простить, я хочу побыть один.

И, не глядя на нас, не дожидаясь ответа, вышел из кухни.

– Не обижайся на него, – тихо сказала ба. – Не каждый день узнаешь, что вляпался по собственной глупости.

– Я… все понимаю, – опустила глаза.

– Мне пора. – Она ласково потрепала меня по голове. – Не хандри заранее, Гайка. Надо верить в лучшее.

Верить в лучшее конкретно в данный момент никак не получалось, но пожаловаться на это было уже некому. Ник скрылся в своей комнате, бабуля ушла порталом.

Можно было начать накручивать себя, жалеть и прочая, но я решила поступить умнее. Все равно сейчас от меня ничего не зависит, смысл портить себе нервы? Так что я лишь тяжело вздохнула и отправилась к себе, чтобы разобрать покупки и приступить к работе. Ничего так не отвлекает от грустных мыслей, как любимое занятие.

Конструирование настолько увлекло меня, что лишь на вторые сутки до меня дошло, что Ника за это время я не видела ни разу. А ведь раньше он не упускал возможности меня подоставать… Накатило острое чувство вины: если бы не я! Не полезла, не начала искать… Жил бы он спокойно, без таких потрясений. И Эйровен ни за что его не вычислил бы…

Впрочем, надолго на этом зацикливаться я не стала. В конце концов, мы с Ником в равной степени виноваты в произошедшем. А то, что он из комнаты не показывается… Мало ли, может, он там жизнь свою переосмысливает.

Но прошел день, а за ним еще один… От бабули вестей не было, что наталкивало на совсем невеселые мысли, а Ник так и не показывался. И я решилась пойти проверить, все ли с ним в порядке.

На мой стук никто не отозвался, но дверь оказалась открытой. Потому я, немного поколебавшись, все-таки вошла.

Беглый осмотр показал, что хозяин этого дома изволил пьянствовать. Впрочем, если судить по рядам пустых бутылок на полу, этим он занимался все это время, что я его не видела.

Ник сидел у окна в глубоком кресле и бездумно пялился на сосны, покачивая почти пустой бутылкой.

Тихо подойдя вплотную, я осторожно постучала по его плечу.

– Ник, – тихо позвала я, – прекращай. Во-первых, ты некромант, а потому много пить тебе нельзя, а во-вторых, не все так…

– Заткнись, – выдохнул он и обжег меня злым взглядом помутневших от спиртного зеленых глаз, – не хочу тебя видеть.

Я на миг опешила, но потом осознала, что к чему, и нервно прикусила губу.

Все-таки он злится на меня.

Несмотря на то что сдал его именно Эйровен, Ник имел полное право винить в случившемся и меня. Если бы не моя настойчивость, моя одержимость вывести его на чистую воду, найти, поймать, решить задачку… Если бы я не пошла откровенничать с Улли… Ника бы не раскрыли. Но если уж быть до конца откровенной…

– Да, часть моей вины в случившемся имеется, – твердо сказала я и опять посмотрела на него. – Но если уж придираться, ты виноват не меньше. Никто не просил тебя мне подыгрывать. Никто не просил ко мне приходить. И уж тем более, никто не просил тебя следить за тем, чтобы мой интерес не перегорел. Ты сам подкидывал мне сведения, с любопытством наблюдая, как я разгадываю загадки. Сам не оставлял меня в покое…

– Знаешь что! – рявкнул взбешенный Кайндорф и, медленно поднявшись, зыркнул на меня сверху вниз. По его платиновым волосам бегали зеленые искры – кажется, это признак того, что Ник на грани, потому я даже слегка испугалась. – Я не просил тебя попадаться на моем пути. Мне, знаешь ли, и без тебя вполне счастливо жилось. И уж тем более без тебя решились бы мои проблемы. А не решились бы – ну и лич с ними, пережил бы. Сейчас я бы многое отдал, только чтобы никогда с тобой не встречаться.

Дыхание перехватило, словно мне кто-то с размаху заехал в грудь. Стало до того больно и горько. Да, я виновата. Но зачем он так?.. Впрочем, он же пьян. В таком состоянии люди часто говорят лишнее.

– Я… лучше пойду, – прошептала, пятясь обратно к двери. – Поговорим, когда ты протрезвеешь.

– Ну уж нет! – Ник метнулся ко мне и больно схватил меня за запястья, а после саркастично протянул: – Поговорим сейчас. Зачем откладывать неприятное на потом? Чем меньше я буду с тобой разговаривать, тем лучше.

Боль в груди начала разрастаться, грозя дойти до горла.

– Ник… – Я попыталась вырваться и уйти, но он мне не позволил.

– Ты маленькая, избалованная девчонка, – процедил он. – Привыкла, что все в жизни так, как ты того хочешь. И вот так, походя, ты разрушила мою жизнь. Запомни, как бы ни закончилась эта история, я больше никогда не захочу тебя видеть. Не попадайся лучше мне на глаза.

Боль грозила накрыть с головой. В ушах стоял звон, и я была настолько растеряна и подавлена, что не могла справиться с собой. И, конечно же, сто раз прокляла, что вообще сюда сунулась. Подождала бы, пока Ник перестанет топить горе в алкоголе, и тогда поговорили бы. А сейчас… Только и спасает осознание того, что он не в себе. Да, определенно, проблема в том, что он не в себе. Он же… не может всерьез, не так ли? После всего, что было…

– Ник, пусти. – Мой голос дрожал, но все-таки не сорвался. – Я лучше уйду.

– О, как много я бы отдал, чтобы ты действительно ушла, – невесело рассмеялся он и резко отпустил мои руки. – Не смею вас больше задерживать, леди, – и, скривив губы в ухмылке, демонстративно растопырил пальцы.

Я подошла к двери и, не сдержавшись, стукнула по ней кулаком. И тихо сказала, перед тем как повернуть дверную ручку:

– Ник, я знаю, что ты не такой, каким сейчас пытаешься себя выставить. Я подожду, пока ты придешь в себя.

– Прекрати лепить из меня идеал, которым я не являюсь! – рыкнул он и в следующий момент резко повернул меня, отчего я больно стукнулась затылком. – Я ведь даже близко не он. – Ник упер руку в дверь над моей головой и, склонившись ко мне, издевательски проговорил: – Я просто развлекался, и это развлечение вылезло мне боком. И рядом с тобой я был только потому, что мне было интересно, как далеко зайдут твои поиски.

– Что? – выдохнула я, отказываясь верить в услышанное.

– То, что слышала, – зло улыбнулся Кайндорф. – Я с самого начала говорил – мне скучно. Так что если ты намечтала себе любовь до гроба только на основании того, что я проводил с тобой столько времени… Это исключительно твои проблемы.

Боль словно прорвала плотину и все-таки затопила меня с головой. Дышать, разговаривать, слушать, жить – все словно стало невозможно. Я смотрела в равнодушные зеленые глаза и больше не обманывала себя. Это не алкоголь говорит. Это говорит сам Ник Кайндорф. Человек, в которого я имела глупость влюбиться, пора сказать это откровенно. И который, кажется, никогда не воспринимал меня всерьез. И его злость… она не уйдет. Многое можно простить тому, кто небезразличен. Но ничего тому, кто…

И в этот момент разозлилась уже я.

Вы посмотрите на этого патрубка! Да как он вообще смеет, кардан ему в форсунку?! Тоже мне, нашел девочку для битья!

Ну, Ники… Я тебе это еще припомню. Пожалеешь, что со мной связался, клянусь любимым гаечным ключом!

Я оттолкнула его от себя – и где только силы взялись?

– Все сказал? – сухо спросила, сжимая кулаки.

Ленивый кивок был мне ответом.

– Тогда не смею больше отвлекать вас, граф Ник Кайндорф, – так же сухо проговорила и отвесила издевательский поклон. – Всего доброго. С этого момента желание никогда не встречаться у нас взаимное. Топите свой провал в вине и дальше. Больше я вас не потревожу.

– Рад слышать, – хмыкнул он и, развернувшись, пошатываясь, пошел к креслу.

Я вышла из комнаты, где их милость самый сильный некромант нашего материка изволили пьянствовать, и плотно прикрыла дверь. Не хлопала, не фыркала, зачем?

Ник выразился предельно ясно. Что тут еще добавить? Что ж… Опускаться до уровня базарной торговки, истерить и пытаться выбить из этого мужчины какое-либо признание – не буду. Уходить – так с гордо поднятой головой. Я – Глория Вейтервин, а это не просто слова. Я не сломаюсь, ни за что не сломаюсь. А то, что его отношение ко мне оказалось таким несерьезным… Первая любовь редко бывает взаимной и со счастливым концом, я помню. Когда-то, в будущем, лед, который сейчас сковал мое сердце, растает. И я с улыбкой вспомню сегодняшний день. Просто… это будет потом. А сейчас… я осталась наедине со своей болью. Гнев ушел, словно его и не было. Впрочем, свою задачу он выполнил – из комнаты Ника я ушла достойно. Большего грех требовать.

Я коснулась своей щеки пальцами, а затем неверяще на них посмотрела – они были влажные. Святые шестеренки… Слезы? Я плачу? Но… как?! А мне казалось, ничто в этом мире не сумеет довести меня до слез.

Уже не пытаясь идти степенно, я побежала в свою комнату. Пелена слез застилала глаза все больше, потому я начала натыкаться на предметы и стены. Когда я оказалась в своей спальне, просто упала на кровать и разревелась в голос. Обняла подушку, подтянула колени к животу и рыдала, повторяя тихо:

– Ник, зачем ты так со мной?

В какой момент я уснула – не знаю. Организм великодушно избавил меня от бессонной ночи, а утром мои глаза уже были сухими.

Я плакала из-за него первый и последний раз. Пусть я все еще люблю Ника, но… Больше ни слова он от меня не услышит.

Следующие два дня мы не виделись. Не знаю, чем был занят Ник, пил ли или уже перестал. А я… Большую часть времени проводила в комнате, бездумно пялясь в потолок. Даже гора покупок из Коранта больше не привлекала мое внимание. Апатия захватила меня полностью, но так было даже лучше. По крайней мере, это позволяло мне не рыдать и не биться в истерике.

Временами на место апатии приходила злость. Такая, что хотелось пойти и разбить об голову несносного некроманта что-то тяжеленное. Останавливало только понимание того, что стоять и ждать, когда я реализую свой план, Ник не будет. Потому я с мстительным удовольствием проделывала эту процедуру мысленно, раз за разом. И обещала сама себе, что если все закончится хорошо и мы вернемся в Ульгрейм, Ник Кайндорф еще не раз пожалеет, что посмел так меня оскорбить.

А на третий день я получила весточку от бабули. Прямо в лоб. Представляю себе, каким было мое лицо, когда на меня свалился свернутый в трубку свиток, перевязанный цепочкой с простым черным камушком в качестве подвески.

Моментально вынырнув из тоскливых мыслей, я торопливо развернула послание и углубилась в чтение.

«Моя дорогая Гайка, я к тебе с отличными новостями. У нас все получилось, так что вы с Ники полностью оправданы. Детали уже сообщу лично, так что надевай цепочку и переносись ко мне в дом. Ники с тобой не пойдет, для него пока есть другое задание. Твоя Ба».

Испытала ли я радость от того, что ситуация разрешилась? Да нет, скорее просто облегчение. Все закончилось, можно вернуться в привычную среду и выбросить это все из головы. И Ника – в первую очередь. Меня ждет учеба, курс гранд-техника, Марк, по которому я безумно соскучилась, Фира, по которой соскучилась не меньше.

Глубоко вздохнув, я решительно слезла с кровати, торопливо собрала все свои покупки. Наряд, подаренный мне Ником, я, немного поколебавшись, решила оставить в убежище. Будем считать это той точкой, которая окончательно завершит любые личные отношения между нами.

Потом я последний раз осмотрела ставшую родной комнату и перенеслась в дом ба. Прощаться с Ником или просто предупреждать, что я ухожу, не стала. Мы друг другу все сказали, видеть его не хотелось. Мне теперь надо как-то восстановить душевное равновесие, и сомневаюсь, что встреча с ним будет этому способствовать.

Телепортационный зал в доме бабули встретил меня тишиной, но это и неудивительно. Ведь никто не знал, когда именно я вернусь. Так что я оставила сумки и решительно направилась в малую гостиную.

Интересно, меня встречать будет только ба или Марк с ней? Хотелось бы, чтобы был там, он мне так нужен…

Перед дверью я немного поколебалась, ощущая, как усилилось сердцебиение. Почему я так волнуюсь? Ведь уже не о чем… Со свистом выдохнув, я решительно толкнула двери. И замерла на пороге, растерянно осматривая забитое людьми помещение.

Здесь были все. И родители, и братья, конечно же, бабуля, Марк, Фира, Алекс с Лиарой, Алина и, что меня очень удивило, Шэйн и Белинда.

Это все ко мне?! Нет, безусловно приятно, но как-то… неожиданно.

А потом я увидела многообещающие взгляды родителей, которые заметили меня первыми, и, вздрогнув, попятилась. Но не успела сделать и шагу, как меня чуть не сбили с ног, а затем сжали в таких объятиях, что я, кажется, услышала треск собственных ребер.

– Глорька! – рявкнул на ухо Марк. – Как же я счастлив, что ты вернулась! Тут столько всего произошло!..

Но дальше я уже не слышала. Почувствовав себя дома, среди близких людей, я все-таки расклеилась. И, уткнувшись носом в рубашку друга, от души разревелась.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий