Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Задачка для техномага
Глава 1

Слова Ника о том, что мы теперь с ним оба вне закона, потрясли меня настолько, что на некоторое время я попросту выпала из реальности. Нет, я не жалела о том, что поддалась порыву и спасла этого вредного некроманта, но… домкрат мне на ногу, как же жить дальше?! Я же больше не смогу вернуться в Содружество. Не увижу родителей, братьев, Марка, бабулю, Фиру и других… Только от одной мысли об этом меня начинал бить озноб.

Кайндорф привел меня на кухню, заварил крепкого чаю и строго-настрого наказал быть хорошей девочкой и никуда не уходить. А сам изменил внешность и ушел порталом в Орвис, чтобы выяснить, что там происходит.

Вернулся он намного быстрее, чем ожидалось. Я лишь успела допить чай и более-менее прийти в себя, задвинув все панические мысли в условный ящик собственного разума под табличкой «Недостаточно данных, чтобы впадать в отчаяние».

– Ты быстро, – тихо констатировала я факт, безучастно глядя на столешницу.

– Орвис закрыт для телепортов, – сплюнул недовольный некромант. – Меня выкинуло неподалеку от южных ворот, у которых сейчас громадная очередь. Всех въезжающих проверяют антимагическими наручниками.

– Учли ошибки прошлого, – бледно усмехнулась я и подняла на него печальные глаза. – Что делать будем? Как-то мне совсем не нравится мысль, что придется провести в этом домике месяцы, если не годы…

И получила щелбан по лбу. Не больно, но обидно.

– Твое счастье, что я без гаечного ключа! – прошипела я, зло сузив глаза. – Так бы врезала!..

– Зато взбодрилась, – не впечатлился Ник. – Да и вообще… Ты слишком рано опускаешь руки. Воспринимай это как незапланированные каникулы. В крайнем случае осядем в Лиррвирене. Эльфы нас точно не выдадут.

Я хотела ответить на это что-нибудь едкое, но не успела. Передо мной на стол упало несколько свитков. Я торопливо схватила один и, развернув, обрадовалась – почерк своей ба узнаю всегда.

– Бабуля! – Я довольно помахала посланием перед носом у заинтересованного Ника, а затем зачитала: – «Дорогие мои детки, ну вы и жжете! Вы бы видели, какой свинец сейчас творится в Орвисе… Впрочем, я очень рада, что вы этого не видите. Мой вам дружеский совет: даже не вздумайте сюда сунуться. Разберемся без вас. Разоблачение Ника всколыхнуло столько всего, что повылезали нитки, за которые я наконец-то могу дернуть. Ваша задача – не попасться до этого момента. Со мной не связывайтесь – я под колпаком. Как, впрочем, и все ваши близкие и друзья. Кстати, о последних. Воистину, познаются в беде! Вам с ними ну очень повезло, с чем я вас и поздравляю. Ники, мальчик мой, я тебе там переслала пару бумажек – бери их в охапку и раскочегаривайся в сторону Лиррвирена. Твоя задача: подготовить вам с Глорией запасной вариант, если у меня здесь не получится. Дорогая моя Гаечка! А ты у меня просто жаждешь получить в лоб гаечным ключом…» – на этом месте я запнулась, а Ник расхохотался во весь голос. Я показала этому поршню ржавому кулак и все-таки закончила читать: – «На будущее – не оставляй на месте преступления улики! Остатки твоей цепочки подобрали, изучили, заклинание расшифровали, плетения проследили. Это тебе еще повезло, что артефакт твоей соседки был таким хитрым, что конечная точка попросту потерялась. Но больше так не делай. Детки, не хандрите, выкрутимся».

– Неистовая Элла в своем репертуаре, – хмыкнул Кайндорф и подтянул к себе остальные свитки. – Что тут у нас?.. Ага, письмо к эльфийским монархам от гранд-техника… Доверенность на доступ к банковскому счету… О, личное письмо твоей бабушки к ректору КТМУ[1]КТМУ – Корантский техномагический университет..

Я судорожно сжала пальцы. Несмотря на то, что подобная предусмотрительность ба должна была давать некоторое ощущение почвы под ногами, меня окончательно накрыло отчаяние. Жить в другой стране и никогда больше не вернуться… Даже думать о подобном было страшно!

– Сейчас второй щелбан получишь, baka[2]Baka – дурочка (япон.) ., – шутливо пригрозил Ник и поднялся. – Так, я ушел выполнять задание наставницы, а ты не смей хандрить. Лучше иди в кабинет. Там есть книги по некромантии, по которым начинал учиться я. Разжевано все от «а» до «я». А то по теоретической базе по нашей с Марком специальности тебе жирный «неуд». Вот и подучишься.

– Привычки неискоренимы, да? – фыркнула я раздраженно. – Вообще-то, ты больше не мой преподаватель. А я не твоя студентка.

– Кто знает, что еще будет, – усмехнулся явно взбодрившийся Кайндорф. – Все, нет меня. Когда вернусь, проверю, чем ты тут занята. Увижу, что предаешься унынию – пеняй на себя, – и, подмигнув, скрылся в телепорте.

Я тяжело вздохнула и с неодобрением посмотрела на то место, где мгновение назад стоял некромант. Но в одном он однозначно прав. Если я сейчас же не займу чем-то полезным свою голову, то, чувствую, могу накрутить себя до первой в жизни полноценной женской истерики.

Чтение детских учебников по некромантии неожиданно увлекло. Не знаю, кто подбирал их для маленького Ника, но описано все было действительно доступно. Даже для техномага, который от данной специальности далек.

Так прошло два дня. Ник возвращался в убежище ближе к ужину. Как я подозреваю, исключительно для того, чтобы проверить, чем я занимаюсь. Но я настолько углубилась в изучение основ некромантии, что волноваться было не о чем. Я училась.

Что касается дел в Лиррвирене, то все было вполне замечательно. Эльфы приняли Ника благосклонно и обещали всяческое содействие. Правда, не обошлось без курьезов: наш посол, узнав, что Ник в Коранте[3]Корант – эльфийская столица., примчался в королевскую канцелярию, чтобы потребовать выдачи особо опасного преступника Содружеству. И столкнулся там с самим Ником. Встреча получилась феерической, причем, как довольно цинично сказал сам Ник, если посол обделался от страха, он не удивится. Эльфы же выдавать кого-либо напрочь отказались, аргументировав это тем, что расследование против Гертвиша не вызывает доверия. А так как граф Кайндорф и в облике некроманта, и в качестве стихийного мага много сделал для Лиррвирена, то эльфы настаивали на повторном расследовании с привлечением их специалистов. И непрозрачно намекнули, что орки могут присоединиться, так как Ник и с ними в прекрасных отношениях. Я лишь диву давалась. Вот шланг штопаный, и когда он все успел?!

Впрочем, ничто не вечно. На третий день некромантия мне прискучила, на четвертый – опротивела. На пятый я была готова лезть на стенку и выть на луну.

А-а-а, какая тоска! И даже смастерить нечего… Материалов нет, из инструментов – только то, что было со мной в момент побега. И вот чем себя занять?

Жаль, что артик или шоар включить не могу… Связалась бы с Марком… Святые шестеренки, я скучала по всем! Но по лучшему другу больше всего. Как они там без нас? Надеюсь, их не сильно тягают из-за случившегося…

Я сидела на пороге дома, щурясь смотрела на залитые солнцем верхушки деревьев и с тоской думала о будущем. Оное пока виделось в весьма мрачных тонах. Вера в то, что бабуля со товарищи решит то, что уже несколько лет никак не решается, почти угасла, постепенно вытесняемая чувством безысходности.

– Опять грустишь? – рядом со мной присел Ник.

– Угу, – односложно отозвалась я, по-прежнему глядя поверх деревьев. – Ты сегодня рано, – заметила я.

– Да я уже закончил, мне больше нечего делать в Лиррвирене, – склонил голову он. – Насчет аренды дома я договорился, с ректором КТМУ тоже все решил – они ждут тебя хоть завтра. Меня тоже, в качестве консультанта по магической части. Кстати, доверенность на пользование счетом твоей бабули забери. У меня достаточно денег, чтобы не нуждаться в подобном.

Я лишь слегка пожала плечами. Навалилась такая апатия, что даже говорить не хотелось.

– Не грусти, Шан. – Ник легко потрепал меня по голове. – Если бы дело было безнадежным, твоя бабуля с самого начала скомандовала бы нам переезжать на постоянное место жительства в Лиррвирен. Если этого не случилось, значит, Неистовая Элла видит, как можно раскрутить этот клубок. А из десяти планов твоей бабушки обычно не срабатывает только один. Выше нос.

– Ты в нее веришь больше, чем я, – скривилась в ответ и спрятала лицо на скрещенных руках.

– Потому что я видел ее в таких ситуациях, которые казались безвыходными. До ее появления. Так что прекращай кукситься. – Он отвесил мне легонький подзатыльник. – Все будет хорошо. Рано или поздно, так или иначе.

Я промолчала, про себя подумав, что его «рано или поздно» меня не вдохновляет.

– Чем сегодня займемся? Ну, раз ты со своими делами уже закончил, – спросила я, подняв голову, и нервно одернула подол голубого ситцевого платья – Ник любезно разрешил мне воспользоваться гардеробом его матери. А потом долго потешался, зараза зеленоглазая…

– От некромантии, я так понимаю, тебя тошнит? – усмехнулся он.

– Ты та-а-акой проницательный, – фыркнула и немедленно огребла щелбан. – Эй, за что?! – возмутилась я.

– Кто из нас некромант, sweety?[4]Sweety – конфетка (англ.) . – иронично спросил Кайндорф, а затем менторским тоном добавил: – Будешь показывать всем свой противный характер – замуж не возьмут.

Нашел чем напугать, тоже мне.

– Вот и хорошо, – невозмутимо отозвалась я. – Замуж я и сама не особо хочу.

– А жаль, – ухмыльнулся этот гадский некромант. – Из тебя получилась бы замечательная жена.

Я остолбенела. В моей голове «я» и «замечательная жена» и раньше не укладывались, а уж из уст того, чьим идеалом была девушка а-ля наша ульгреймовская целительница Белинда, это вообще звучало странно.

– Отомри, – скомандовал Ник и, поднявшись, протянул мне руку: – Идем, прогуляемся, что ли?

Пришлось быстро приходить в себя.

Вообще, хоть мы и не так много проводили времени вместе, за эти пять дней я для себя уяснила, что Ник – очень внимательный, галантный и воспитанный мужчина. Ну, в те моменты, когда он не редкой ехидности и язвительности некромант. Такие мелочи, как подать руку, отодвинуть стул, открыть дверь и прочая для него были естественны, словно дышать. Короче, не был бы он некромантом – в полном смысле этого слова – ну просто идеальный мужчина! Правда, как и обещал, натуру свою при мне Ник больше не скрывал. Хоть целовать больше не пытался, и на том спасибо…

– Идем, – решительно сказала я. – Все равно делать больше нечего… Только я, пожалуй, переоденусь. Потому что в этом… – двумя пальцами чуть-чуть приподняла длинный подол платья. – Я далеко не зайду, это точно.

– Хоть мне и нравится смотреть на тебя в платье, в этот раз ты полностью права, – неожиданно согласился со мной Ник.

Я недоверчиво на него зыркнула.

Что за муха покусала нашего опального некроманта, раз он завел такие речи? А как же «Тебе так идут платья, что меня подмывает выбросить твой наряд техномага?».

– Что ты на меня так смотришь, Шан? – ухмыльнулся он и вдруг подмигнул мне. – Просто когда зовешь девушку на романтическую прогулку по старым развалинам, приходится усмирять свое чувство прекрасного.

Большую часть его прочувственной речи я пропустила мимо ушей. Ухватилась за главное. Развалины! Еще и старые! В таком месте… Это сулит хорошее развлечение.

– Что за развалины? – деловито спросила я, с трудом сдерживаясь, чтобы не сбежать в выделенную мне комнату и не переодеться в более привычную одежду.

– Сам не в курсе, – пожал плечами Кайндорф, а затем вдруг тихо сознался: – Я вообще о них знаю лишь в теории. Вчера нашел записи мамы, там о них было несколько абзацев. Она утверждала, что от них веет некросилой, причем того спектра, который характерен для разумных духов. Если таковой и был, к маме он не вышел. Я подумал, что, может, нам повезет.

Ему не нужно было говорить больше ничего. Я благодарно улыбнулась и, крикнув, что буду готова через десять минут, умчалась переодеваться.

Ведь если у нас все получится, и в тех развалинах действительно живет разумный дух… То, когда все закончится – когда, а не если! – я смогу вплотную заняться разработкой прибора по переносу духов из их места привязки! А то у меня все как раз упирается в редкость подобных некросозданий.

Штаны, рубашка, кожаный жилет, высокие ботинки. Я глубоко вдохнула и водрузила на голову любимые и привычные очки. Как же приятно вернуться в свою шкуру, кто бы знал!

Размашистым шагом я вышла к Нику и едва не запнулась на пороге, когда увидела, как он на меня смотрит. Пристально, прищурившись, оценивающе. И было в этом взгляде столько всего, что я ощутила прилив жара к щекам.

– Знаешь, я передумал, – пробормотал он едва слышно. – Наряд техномагов не так уж и плох. Особенно на тебе.

– Пошляк, – фыркнула я, впервые в жизни подумав, что жилет слишком облегает фигуру. – Ты, кажется, обещал мне развалины.

– Следуйте за мной, леди, – с усмешкой поклонился Ник.

Я опасалась, что по дороге он еще что-нибудь выкинет. Но то ли их милость некромант решил, что хорошего понемножку, то ли сосредоточился на нашей цели, потому что держал себя в рамках. Только довольно чему-то щурился и загадочно улыбался своим каким-то мыслям.

Хотела бы я знать, о чем таком хорошем он думает. Словно и нет у нас никаких проблем…

Развалины нашлись неподалеку от обрыва, и если бы не Ник, я наверняка прошла бы мимо. Когда-то это был роскошный особняк – остатки резных колонн и мозаичных полов красноречиво об этом говорили. Но сейчас здесь властвовал лес, почти полностью скрыв под собой остатки человеческого жилья.

– Ну и где его искать? – пробормотала я, продвигаясь между пробившимися сквозь уже поломанную деревьями плитку. – А может, его…

За своими раздумьями я не заметила глубокой дыры и чуть не полетела в нее.

Сильные руки обвили талию и притянули к широкой груди еще до того, как я успела испугаться. И теперь я лишь таращилась в то, что, судя по всему, было подвалом особняка. И слушала бешеный стук чужого сердца, которое, казалось, стучало мне прямо по спине. И почему-то отсчитывала удары… А еще я подумала, что кожаный жилет – прекрасная одежда. Потому что рубашка слишком тонкая и не спасает от горячих прикосновений…

– Шан, ты… – вдруг низким голосом рыкнул Ник над моей головой.

– Должна смотреть, куда иду, – поспешно озвучила я возможное продолжение.

Думаете, я это сделала от большой покладистости? Как бы не так. Где я и где покладистость, домкрат мне на ногу? Но… Как оказалось, ничто женское мне не чуждо. Потому в ответ на низкий рык над ухом я вдруг затрепетала, а сердце забилось еще быстрее. Если, конечно, это было возможно. Так что пришлось говорить, чтобы как-то отвлечься.

Ник, кажется, от меня подобного не ожидал, потому что на минуту умолк, а затем задумчиво произнес:

– Ну ничего себе новости, ты и такой бываешь… Но, вообще, я не это хотел сказать. Иди у меня за спиной и никуда не сворачивай.

Редкий момент покладистости Глории Вейтервин был упущен.

– Ага, разбежалась. – Я аккуратно высвободилась из его рук и предусмотрительно отошла на несколько шагов. – Обещаю смотреть под ноги и очень внимательно, но ходить за тобой, словно собачка на поводке… Ты меня, случайно, ни с кем не перепутал?

– Недолго длилась моя радость, – хмыкнул Ник и неожиданно согласился: – Хорошо, в перемещении я тебя не ограничиваю. Но лучше от меня далеко не отходи… Я ощущаю сильный некромагический фон, возможно, здесь есть не только разумный дух.

Ух, святые шестеренки! А теперь мы можем удивляться еще более редкому моменту покладистости Ника Кайндорфа! Возгордиться, что ли?..

– А он здесь действительно есть? – уточнила я спокойно.

– Сто процентов, – уверенно кивнул некромант и, вдруг ухватив меня за руку, осторожно повел прочь от ямы. – Более того, я уверен, что он сейчас за нами наблюдает. Вот только показываться не хочет.

Я ответила не сразу, пытаясь понять, как реагировать на подобный жест. Потом просто плюнула на это дело, выдернула руку и уверенно пошла рядом с Ником. Думала, что сейчас дождусь какого-нибудь ехидного замечания, но он лишь слегка приподнял брови. И все.

– Думаю, он тебя боится, – пробормотала я, рассеянно осматриваясь. – Ты все же некромант, да еще и неслабый. Значит, представляешь для него опасность, – и азартно предложила: – Может, мне одной здесь побродить? Думаю, безобидная техномагичка не будет вызывать таких подозрений, и…

Я наткнулась на мрачный и весьма красноречивый взгляд, который для себя расшифровала как «Только через мой труп», и благоразумно оборвала саму себя. Действительно, так он взял и меня здесь одну оставил…

– Твои варианты? – Я сложила руки на груди и демонстративно приподняла брови.

– Дать понять, что я не опасен, – незамедлительный ответ.

На это я, каюсь, не сдержалась. Непочтительно фыркнула, а потом, заметив его гневный взгляд, фыркнула еще раз.

– Ник, ты же сам говорил, что ты самый сильный некромант на континенте, – заметила я негромко. – Думаешь, уверения в твоей безобидности кого-нибудь убедят? Меня бы точно не убедили.

– А я и не говорил, что безобиден. – Он наградил меня убийственным взглядом и придержал меня за локоть, когда я чуть не вписалась в кусок обваленной стены. – Но это не значит, что я причиню вред разумному духу. Любой адекватный некромант предпочтет договориться.

– Благодарю, – проговорила я, а затем… Просто не смогла отказать себе в удовольствии, чтобы не подразнить: – У тебя, кстати, на лице не написано, что ты адекватный, – ехидно усмехнулась я. – А может, ты успешно притворяешься?

Я даже пискнуть не успела, как Ник вдруг дернул меня за руку к себе и прижал тесно-тесно. У меня перехватило дыхание, а сердце на миг замерло, после чего застучало так сильно, словно хотело вырваться из грудной клетки. Ай, почему я на Ника так реагирую?! Никогда и ни с кем у меня такого не было!..

– Ты, язва рыжая, – рвано выдохнул мне на ухо Ник, – достанешь же. И сама потом пожалеешь. Кто бы мог подумать, что меня заводят такие колючки…

Горячие пальцы скользнули мне на шею и невесомо провели вдоль позвонков. В этот раз жилет не защитил – кожу словно пронзило тысячей легких разрядов, и я моментально пришла в себя.

– Эй, – я уперлась ладонями ему в грудь, стараясь отодвинуть наглеца подальше, – руки убрал, озабоченный. – Мне удалось его оттолкнуть, и я предусмотрительно убралась на несколько шагов от него. – И не вздумай опять лезть ко мне с поцелуями! В прошлый раз по лицу не получил, в этот – в двойном размере будет!

Я, честно говоря, ожидала любой реакции. Вспышки злости, ехидного фырканья, очередной шуточки в его стиле. Но уж точно не того, что последовало.

Ник изумленно меня оглядел, а затем от души расхохотался.

– Нет, вы ее послушайте! – простонал он, вытирая выступившие слезы. – С поцелуями я к ней полезу! С поцелуями! Ох, Святая Пара, угораздило же связаться с таким ребенком…

Сначала я просто недоуменно хлопала ресницами, но потом до меня дошло, что он имеет в виду. Отнюдь не поцелуи. Вернее, их тоже… В числе прочего.

Жар опалил щеки, тело словно омыло горячей волной, оставив непонятное томление. Но вместо того, чтобы расслабиться, я разозлилась.

– Я же и говорю – пошляк, – процедила я, уперев руки в бока. – Об этом вообще забудь. А не то…

– Не то – что? – насмешливо сощурившись, спросил Ник. – Опять ударишь по самому ценному?

– Зачем? – надменно вскинула я голову. – Бабуле пожалуюсь.

– Страшно – сил нет, – заржал этот гадский некромант. – Надо срочно придумать, где схорониться… – Он сделал вид, что задумался, а затем состроил невинное выражение лица и посмотрел на меня: – Пустишь меня к себе пожить, Шан, а?

Все, достал. Я судорожно сжала кулаки и, прошипев про себя: «Ах ты, патрубок!», двинулась в сторону Кайндорфа с жаждой опять врезать по этому красивому лицу. Но замерла на полпути, услышав:

– М-да, нравы у нынешней молодежи просто ужасны.

Я моментально забыла о ссоре и красноречиво посмотрела на Ника. Тот ответил мне торжествующим взглядом.

Мы это сделали. Дух пошел на контакт. Теперь, главное, его не спугнуть.

– Простите, мы с невестой немного увлеклись, пока вас искали, – громко проговорил Ник и взглядом приказал мне молчать, когда заметил, как я возмущенно сдвинула брови.

Да, каюсь, чуть не выпалила что-то из разряда: «Какая я, кардан тебе в форсунку, невеста?!» Потому быстро прикусила язык и опустила глаза, чтобы не выдать своего негодования. Не мог чего-нибудь другого придумать?!

– Самоконтроль и уважение, – назидательно произнес дух, не спеша проявляться. – Не уважаете себя, так хоть ко мне с должным уважением отнеситесь! Я все же старше и намного!

– Простите, – покаянно пропела я, ковыряя носком ботинка старую плитку. – Мы больше так не будем, честное слово.

– А ты, дева? – никак не хотел униматься призрак. – Во что ты одета?! Да я…

– Я техномаг, – не сдержавшись, перебила я его и показала кулак давящемуся смешками Нику – ой, чую, он мне это еще припомнит! – Мы все так одеваемся.

Дух умолк. Я даже на миг подумала, что он обиделся. Но вскоре с облегчением услышала задумчивый голос:

– Техномаг? На эльфийку ты не похожа…

– Совсем, – поддакнул вовсю ухмыляющийся Ник, которому я сразу же показала еще один кулак.

Нет, вы посмотрите на него! Стоит и откровенно наслаждается, чтоб ему аварийный клапан сорвало!

– Сейчас техномаги есть и среди людей, – ровным тоном ответила я.

– Да? – озадаченно пробормотал призрак. – Впрочем… Ко мне уже лет триста никто не заходил. Или больше? Совсем позабыли, – с горечью констатировал он. – То покоя не давали, на мою библиотеку разве что не облизывались, золотые горы сулили, если я в нее доступ открою, а теперь… Эх!..

Ник многозначительно на меня посмотрел, на что я твердо кивнула. Да, мысль у нас промелькнула одна и та же. Кто бы ни был этот призрак, но о том, что случилось в мире за последние триста лет, он не в курсе.

– Вообще-то, – мягко заговорил Кайндорф, перехватывая у меня инициативу, – к вам никто не заходил по другой причине. Просто Айшарема больше не существует.

– Как не существует?! – растерялся дух.

– Триста лет как, – тихо отозвалась я. – Сегодня большую часть его территории занимает безжизненная пустошь. И лишь по побережью сохранилась полоска зелени, которую сейчас называют Шэотаканским оазисом.

Мне было интересно, как отреагирует призрак на подобные новости. Пусть он и нежить, но не каждый день узнаешь, что твоей родной страны не существует, а ты прохлопал этот факт.

– Совсем я здесь одичал! – вдруг раздался возмущенный голос. – В мире столько всего поменялось, и наверняка люди освоили новые знания… А я сижу тут и даже не в курсе!

Я краем глаза заметила движение слева и, резко повернув голову, жадно уставилась, намереваясь не пропустить проявления этого духа.

Призрак оказался мужчиной преклонного возраста, с длинной бородой и в мантии до пола. На голове у него красовалась смешная четырехугольная шапка с кисточкой, а на носу – круглые очки. Которые он немедленно поправил, после чего уставился сначала на Ника, а затем на меня.

– Ну и что случилось с Айшаремом, уважаемые?

Ник опять взял на себя инициативу и коротко пересказал события последних трех сотен лет.

– Совсем с ума сошли, – неодобрительно покачал головой дух. – А я всегда говорил, что стремление к мировому господству ни к чему хорошему не приведет. Но что может понимать старый чокнутый профессор! – сварливо процитировал он кого-то и опять поправил очки. – Сами виноваты, – сделал вывод наш призрак, а затем сцепил пальцы на груди и склонил голову: – Позвольте представиться… Почетный профессор стихийной магии ныне не существующей Академии сил Айшарема Коллин Айлар. Чем могу быть полезен, молодые люди? Зачем вы меня искали?

Почему-то сознаваться, что нам просто делать было нечего, не хотелось. Стыдно стало. Дергаем тут уважаемого че… э-э-э… духа по пустякам. Так сказать, ерундой страдаем.

Впрочем, я же говорила, что мы с Марком явно какие-то далекие родственники? Идея, посетившая мою голову, была крайне авантюрной, но мне почему-то показалось, что это самое лучшее, что могу придумать.

– Ну… Мы вообще-то из университета, – торопливо зачастила я, пока Ник меня не опередил, – решили проверить, действительно ли здесь живет дух, на чьем попечении великолепная библиотека. И если это действительно так, хотели пригласить вас переехать с ней к нам.

А что? Я даже не соврала. От книг наши библиотекари никогда не откажутся, от умного духа, который, кажется, именно из-за книг здесь остался, так тем более. И вообще… Даешь больше духов родному Ульгрейму!

Это если, конечно, бабуля действительно как-то решит нашу проблему… Впрочем, не будем о грустном.

– М-да? – недоверчиво спросил дух. – Что за университет такой, позвольте поинтересоваться?

– Ульгрейм, – подал голос Ник с выражением лица, которое я идентифицировала как вселенское терпение. – Вы его, скорее всего, помните как замок. Сейчас это лучший магический университет на всем континенте.

– А вы, молодой человек?.. – вопросительно начал призрак, но Кайндорф его спокойно перебил:

– Совершенно верно, я один из преподавателей.

– Молодые люди, очень заманчиво, – печально сказал дух и сгорбился. – Но увы… Я не могу покинуть пределы развалин моего старого особняка, так как привязан к библиотеке.

А теперь мой выход.

– Собственно, мы пришли заручиться вашим предварительным согласием, – мягко проговорила я и посмотрела честным-пречестным взглядом. – Будучи неплохим техномагом, я сейчас как раз разрабатываю прибор, который сможет переносить духов с их места обитания. Если вы не будете против, когда я закончу, мы вас отсюда заберем.

– А на вид такая юная, – одобрительно покивал призрак и махнул рукой. – Разумеется, я согласен. Высшее учебное заведение – самый лучший вариант для меня и моей библиотеки. Мои книги бесценны. Да и сам я могу многому научить студентов.

Ник весело глянул на меня и покачал головой. Я посчитала это похвалой моим дипломатическим талантам.

Мы еще некоторое время поболтали со словоохотливым духом, который, кажется, просто соскучился по живому общению. Ник, конечно, попробовал уговорить покойного профессора пустить посмотреть на эту загадочную библиотеку, но тот заартачился. Мол, придете с прибором и официальными лицами, тогда все и будет. Что касается матушки Ника, то дух к ней выйти просто побоялся. Мол, непонятно, что нужно некромантке в его обители, где давно уже никто не появлялся. И нам он тоже показываться не хотел, но заслушался, как мы переругиваемся, и потому не сдержался.

После мы пообещали, что вернемся как только, так сразу, и отчалили домой. Тем более что уже стемнело.

– Ну ты и авантюристка, – со смешком проговорил Ник, когда мы отошли на приличное расстояние от развалин. – Наплела духу с три короба, и все с такими честными глазами!

– А ты считаешь, что надо было сказать ему правду? – скептически спросила я и едва слышно выругалась, когда получила веткой по лицу.

Ай, домкрат мне на ногу! Все же продвигаться по лесу в темноте – еще то удовольствие.

– Иди за мной, несчастье, – вздохнул Кайндорф и, пока я пыталась придумать достойный ответ на последнее, довольно-таки обидное для меня обращение, сам задвинул меня за спину.

– До чего же ты противный, Ник, – в сердцах сказала я. – Неужели тебе так нравится меня изводить?!

– Очень, – с чувством отозвался некромант и слегка повернул голову. – Ты ведь не молчишь, не истеришь, не пытаешься упасть в обморок. А отвечаешь, да еще и как!.. Просто глоток свежего воздуха.

И вроде бы эти слова комплиментом не были и даже близко. Но мне почему-то стало очень приятно. Даже смущенная улыбка попыталась прорезаться, но я ее задушила на корню.

– Кто бы мог подумать, что ты мазохист, – с притворной печалью сообщила я. – Бедная Бель… Если бы она только знала.

– Думаю, Бель вполне достаточно того, что я оказался некромантом, – тихонько хмыкнул Ник, а затем опять повернулся и одарил меня веселым взглядом: – А насчет мазохиста… Кто бы говорил, Шан, кто бы говорил.

– А что я? – недоуменно фыркнула я. – За мной как раз ничего подобного замечено не было.

– Да неужели? – мурлыкнул он и склонился ко мне так, чтобы наши глаза оказались напротив. – А кто так сильно заинтересовался одним из тех, чьи паскудные характеры стали притчей во языцех?

– Меня вашими паскудными характерами не проймешь. – Я насмешливо выгнула бровь. – У самой не сахар.

– И именно потому ты вцепилась в мою тайну, да? – от упавшего до интимного шепота голоса по спине пробежали мурашки, вынуждая передернуть плечами.

Некомфортно. Очень. Я попыталась сделать шаг назад, но Ник удержал меня за плечи. Зло стиснула зубы и вскинула голову:

– Я уже говорила, что люблю загадки.

– Загадка не объясняет того, что ты жаловалась, будто я так занял твою голову, что ты не можешь на учебе сосредоточиться.

Ах ты!.. Да чтоб тебе… И опять мне не хватило бабушкиного словарика.

Я шумно выдохнула и процедила:

– Это ничего не доказывает.

Торжествующая ухмылка на его лице мне категорически не понравилась. Потому что сулила мне… неприятности.

– А если я тебя сейчас поцелую, Шан, – выдохнул Ник мне в губы, – твоя реакция это докажет?

И я… замерла. Словно в камень обратилась. Во мне боролись два противоположных желания – податься вперед, к Нику, и сбежать от него куда глаза глядят. Они разрывали меня, потому я стояла на месте и, кажется, даже не моргала.

Что со мной? Я… не понимаю. Или это и есть то самое ощущение влюбленности, о котором столько говорили мои сверстницы? Но я не ощущаю себя поглупевшей идиоткой, которая ни о чем, кроме предмета своей симпатии, думать не может! Да, Ник мне нравится, это я давно признала. Но не до такой степени! Мозг-то мой при этом на месте остался! Тело немного с ума сходит… Но это ведь чистая физиология.

Да чтоб им всем аварийный клапан посрывало, что со мной такое?!

Из своеобразного ступора меня вывел негромкий смех. Я встрепенулась и непонимающе посмотрела на Ника, который успел отойти на несколько шагов назад и теперь рассматривал меня с непонятной улыбкой.

– Вот объясни мне, Глория, – спокойно проговорил он, – как можно при полнейшей раскованности оставаться настолько невинной? Я бы даже сказал – до неприличия невинной.

– Что? – Я непонимающе моргнула, не в силах проследить за вывертами его мыслей.

– Ничего. – Ник опять рассмеялся и махнул рукой. – Не бери в голову, – после чего резко сменил тему: – Идем, а то мы задержались. На завтра у нас много чего запланировано, надо выспаться.

– Запланировано? – нахмурилась я. – Что?

– Увидишь, – загадочно отозвался он.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий